Владимир Драковский: «Приходишь на время, остаёшься навсегда…»

Юбилеи

Актёру Московского областного театра драмы и комедии Владимиру Драковскому исполнилось шестьдесят. Из них 34 года он преданно служит сцене нашего театра. Накануне этого события в театре была организована пресс-конференция, на которой юбиляр рассказал журналистам о своей жизни и творчестве, ответил на вопросы.

Актёр до сих пор хорошо помнит свою первую роль, которую он сыграл в 1980 году на сцене Ногинского государственного драматического театра. Это был красноармеец Волков в пьесе по повести Бориса Васильева «В списках не значился». Роль лейтенанта Плужникова, который прибыл для прохождения службы в Брестcкую крепость за несколько часов до начала Великой Отечественной войны, в этом спектакле играл Вячеслав Потрясов.

По ходу действия лейтенант Плужников, взбешённый трусостью рядового Волкова, хотел его расстрелять. Драковский помнит, как Потрясов с таким зверским выражением лица передёрнул затвор винтовки, что он даже испугался, на мгновенье забыв, что винтовка деревянная…

Владимир тогда понял, что попал в коллектив высокого профессионального уровня, где актёры так серьёзно относятся к своей работе, что вполнакала с ними играть невозможно, а халтурить – тем более. Каждый выкладывался в занятой роли на все сто процентов. И не случайно в те годы наш театр пользовался заслуженной славой. Его даже сравнивали с драмтеатром в литовском Паневежисе.

На нашей сцене тогда шли такие пьесы, как «Трёхгрошовая опера» Бертольда Брехта, «Воспоминание» Алексея Арбузова, «Антигона» Жана Ануйя, «Женский стол в охотничьем зале» Виктора Мережко, «Звёзды на утреннем небе» Александра Галина.

А какой фурор вызвал фе- ерический спектакль «Экспромт» в постановке Александра Вилькина! Владимир Драковский там так мастерски сражался в чайном домике с Валерием Лиховидом, что актёры иногда забывали о «рисунке боя», а зрители диву давались: где лицедеи научились так классно владеть саблями?

Блистательно были поставлены одиннадцать танцевальных номеров. Помните номер актёра Андрея Галушко, который придумал танец с тремя ногами? Этот спектакль ногинские актёры отыграли 100 (!) раз, и его неизменно восторженно принимала публика.

Владимир Драковский не считает зазорным перенимать опыт у великих мастеров сцены, заимствовать отдельные театральные приёмы, учиться у них предельно честному отношению к своей профессии. Он признался, что многому научился у народного артиста России Юрия Стоскова и заслуженного артиста России Вячеслава Потрясова.

С пришедшими вместе с ним почти в одно время в наш театр актёрами Юрием Грубником, Виктором Башинским, Валерием Лиховидом и другими он давно дружит и тоже не стесняется перенимать у друзей и коллег по сцене наработанные с годами мастерство и опыт.

– Актёры – такой народ, который всегда учится, – считает Драковский.

Владимир Николаевич признался на пресс-конференции, что в детстве он не мечтал об актёрской карьере. Тогда он жил в городе Железнодорожном и рос довольно хилым ребёнком, а в школе и во дворе вовсе был «мальчиком для битья». Пока один из одноклассников не привёл его в спортивный зал. Там он, занимаясь акробатикой и гимнастикой, набрал хорошую физическую форму и уже мог постоять за себя.

Другой одноклассник притащил Володю в городскую детскую театральную студию, где с ребятами занималась актриса Любовь Михайловна Гралёва (о ней Драковский до сих пор хранит самые тёплые воспоминания). Там он приобщился к театральному искусству и с вдохновением играл на самодеятельной сцене Юпитера в пьесе Натальи Долининой «Они и мы», других персонажей.

Окончив школу, Владимир долго раздумывал: куда же ему податься? Какую надёжную и интересную специальность получить, чтобы не чувствовать давящую пустоту тусклой и унылой повседневной жизни? Один из его одноклассников поступил в цирковое училище, другой – в Государственный институт театрального искусства имени Луначарского.

Владимир собрался было поступать в военное училище. Его манила служба в армии, от которой в то время юноши «не косили», как сейчас. И после длительных раздумий он пошёл работать электриком на оборонный завод в Москве.

Однако «тяга к искусству» привела его в Драматическую студию при Центральном детском театре. После её окончания в 1976 году Драковский работал в Московском театре юного зрителя. Там он играл в разных сказках. И почему-то (может, из-за роста?) играл, в основном, Медведей. На его счету целая галерея созданных им образов медведей.

Как человека с актёрским образованием его призвали рядовым… в Центральный академический театр Советской армии. Там в то время служили и Борис Невзоров, Дмитрий Крымов, другие ныне известные актёры. Однако «столичная лафа» Владимира не прельстила. Его перевели служить в город Нея Костромской области.

Он попал в отдельную мотострелковую роту. Ходил в караулы, заведовал клубом, организуя к праздникам выступления художественной самодеятельности. И даже был членом военного трибунала…

В 1980 году Владимир приехал показаться в Ногинск. Тогда нашим театром руководила Евгения Анатольевна Кемарская – умнейший человек и профессионал высокого класса.

– Что будете показывать? – спросили Драковского. И он показал одного из своих тюзовских медведей… Да так колоритно, что был зачислен в труппу ногинского театра. И когда в нынешних инсценировках детских сказок появляется Медведь, никто из актёров на эту роль уже не претендует. Они знают: Драковский в образе Медведя вне конкуренции…

Владимир Николаевич признался, что не считал, сколько всего ролей он сыграл за тридцать четыре года работы на сцене в нашем театре и в кино, в котором он тоже нередко снимается. Многие зрители помнят его Кащея из сказки «Иван царевич и Серый Волк», Пастушка в спектакле «Свалка» по пьесе Алексея Дударева, Венгеровича в ранней пьесе Антона Чехова «Платонов», отставного офицера Анучкина в «Женитьбе» Николая Гоголя, распутного дворянина Бернардино в комедии Шекспира «Мера за меру», командира роты особого назначения в Чечне Сергея Митрошина в пьесе Евгения Мажана «Савельевы», Римлянина в драме Александра Володина «Мать Иисуса» и другие роли, которые сыграл и играет Драковский.

В комедии Григория Горина «Поминальная молитва», которую недавно поставил режиссёр из Штутгарта Михаил Рыбак, Владимир Драковский играет роль плотника Степана.

Посмотреть этот спектакль из Москвы приехала известный в театральном мире критик Наталья Старосельская. После просмотра спектакля Наталья Давидовна собрала труппу и устроила обстоятельный критический разбор новой постановки. На этой разборке многим досталось «на орехи», но работу Владимира Драковского она оценила очень высоко, сказав, что «Степан – стопроцентное попадание в образ. Роль актёром не сыграна, а прожита…»

Было бы несправедливо не сказать и о других талантах Владимира Драковского. О себе и своём творчестве он говорит с присущей ему скромностью, но с иронией, свойственной человеку с природным чувством юмора, который в состоянии адекватно оценивать свои творческие победы и поражения. «Ты сам свой высший суд, взыскательный художник», – говорит он, цитируя Александра Пушкина.

Кстати, Владимир Драковский – прекрасный чтец. Об этом знают ногинские радиослушатели – в исполнении Драковского в местном эфире не раз звучали рассказы любимого им Василия Шукшина. На пресс-конференции журналисты попросили Владимира Николаевича прочесть что-нибудь из своего репертуара. Он сконцентрировался и наизусть, без предварительной подготовки, мастерски интонируя, прочёл отрывок «Переправа» из поэмы Александра Твардовского «Василий Тёркин».

И ещё Владимир Драковский заявил, что он – «несостоявшийся фотограф». В школьные годы в детской кинофотостудии «Смена» он увлечённо занимался фотографией. У него до сих пор хранятся дома фотоаппараты «Любитель», «Зенит», «Киев», «Смена-5» с цейсовской оптикой. В юные годы он подрабатывал внештатным фотокорреспондентом в Балашихинской газете «Знамя коммунизма».

Его снимки появлялись и в «Комсомольской правде», в других центральных изданиях. Он трижды был лауреатом международных конкурсов по фотоискусству. Цифровую оптику Драковский считает «баловством», ибо, по его мнению, ни с чем не может сравниться по глубине и тональности чёрно-белая фотоплёнка.

Сейчас Владимир Николаевич по-настоящему увлечён живописью. На даче у него оборудована своя художественная мастерская. Те, кто видел его работы маслом на выставках Союза художников Богородского края (ныне Ногинское отделение Союза художников Подмосковья), могут судить о том, что и в живописи Владимир Николаевич добивается несомненных творческих успехов.

Хотя сам себя он скромно считает живописцем-любителем. Живопись, по его утверждению, помогает ему хоть на время отвлечься от репетиций, от актёрской работы. Увы, свободного времени для серьёзных занятий живописью у актёра не хватает. Он достаточно много занят в сегодняшнем репертуаре театра.

Раньше с группой актёров-единомышленников он работал как художник-декоратор и бутафор, когда готовился к постановке тот или иной спектакль. А сейчас Драковский стал заведующим постановочной частью в театре. Это тоже большая ответственность.

Владимир Драковский счастлив тем, что у него сохранились верные школьные друзья, с которыми он периодически встречается. Они приезжают в Ногинск на премьеры спектаклей. Друзья видели прекрасную работу Драковского в роли Степана в «Поминальной молитве» и понимают, что он достиг больших высот в драматическом театральном искусстве.

И в семейной жизни Владимир тоже счастлив. Со своей женой Галиной, выпускницей Ленинградского института киноинженеров (ЛИКИ), он познакомился в нашем театре, когда она работала здесь звукорежиссёром. С тех пор они вместе. Их дочь Елена учится в Санкт-Петербурге, в Университете кино и телевидения, и уже снимает репортажи для питерского телевидения. А не пора ли Елене Владимировне сделать документальный фильм о своём талантливом во всех отношениях отце? Я бы для такого случая даже сценарий написал…

На снимке

Владимир Драковский в роли Степана в спектакле «Поминальная молитва»

Виталий ПОПОВ. Фото Алексея САВОНИНА и Юрия ЛАСТОВА