Творцы шедевров

Из истории Богородского края

Вспоминаю свою почти сорокалетнюю трудовую деятельность на КККИ – Кудиновском комбинате керамических изделий.

На память приходят примечательные эпизоды из богатой истории этого старейшего предприятия города Электроугли (в 2017 году ему исполнилось 142 года, первое упоминание о нём в Государственном архиве отмечено 17 июля 1875 года).

Как-то, в начале 70-х, мне довелось просматривать архивные материалы в производственно-техническом отделе завода «Керамблоки» (так до 27 мая 1974 года назывался КККИ).
 
На глаза совершенно случайно попался пожелтевший от времени бумажный листок – копия постановления Совета Министров СССР, датированного 1947 годом, за подписью его председателя Иосифа Виссарионовича Сталина.
 
Этим постановлением предусматривалось строительство в ближнем Подмосковье двух крупных керамических заводов – Кудиновского завода керамических блоков и Кучинского завода облицовочных материалов.
 
Оба предприятия предназначались для обеспечения современными, качественными строительными материалами в первую очередь Москвы.
 
Сырьевой базой новых заводов должны были стать глины Кудиново-Гжельской гряды, огромные запасы которых гарантировали стабильную работу предприятий на долгое время.
 
Строительство завода в Кудинове планировалось начать в 1948 году. Проектную документацию готовил московский институт «Гипростройматериалы». Первым директором нового предприятия в июле 1948 года был назначен его строитель Алексей Фёдорович Санковский, а в мае 1950-го главным инженером утвердили Андрея Степановича Пивоварова.
 
Поставкой оборудования для новостройки, вывозимого из Германии по репарации, занимался заместитель директора Михаил Дмитриевич Никотин.
 
Строительная площадка нового предприятия располагалась чуть восточнее существующего завода «Моссиликат». 1 октября 1957 года оба предприятия объединились в одно. 
 
Строительство начали с сооружения газогенераторнной станции, предназначенной для выработки газа из каменного угля, так как туннельные печи и другое тепловое оборудование  нового завода были оснащены газовыми горелками, а природный газ в то время ещё не был подведён.
 
Одновременно с газостанцией начали сооружать и заводскую котельную (также на угле), имеющую с ней общую топливоподачу. 
 
В начале 50-х был пущен в постоянную эксплуатацию облицовочный цех № 1, оборудованный туннельными печами.
 
Помимо основного производства – облицовочных фасадных плит, а позже облицовочного кирпича – цех в первоначальный период был оснащён участком по выпуску архитектурно-отделочной и художественно-декоративной керамики (он был расположен над туннельными сушилами).
 
Для создания комфортного климата в центре площадки силами сотрудников и по их инициативе был сооружён большой красивый фонтан, ставший любимым местом отдыха производственного персонала в короткие перерывы.
 
Главный архитектурный фрагмент фонтана выполнен в точном соответствии с дипломной работой Бориса Васильевича Манькова, который после окончания Московского института прикладного искусства был распределён на завод «Керамблоки» и принимал активное участие в создании этого уникального участка. Кстати, он был неплохим художником-портретистом, свидетельством чему многочисленные портреты его современников. 
 
На этом участке был организован выпуск уникальной, а порой и эксклюзивной продукции, предназначенной для художественного оформления и придания неповторимого вида таким прекрасным сооружениям Москвы, как МГУ на Ленинских горах, здания МИД и знаменитых московских высоток, а также Большой спортивной арены в Лужниках.
 
При строительстве заводского ДК «Керамик» для украшения колонн также были использованы изделия этого производства, которые позже, с подачи Никиты Сергеевича Хрущёва, стали называть архитектурными излишествами.
 
По рассказам очевидцев, на этом участке создавали свои керамические шедевры прекрасные специалисты: Борис Васильевич Маньков, Николай Иванович Лёвин, Константин Александрович Лелякин, Лев Петрович Кирсанов и другие незаурядные творческие люди, работавшие в то время на заводе «Керамблоки» и оставившие о себе память в уникальных произведениях, радующих нас до сих пор своим неповторимым художественным великолепием. 
 
Некоторые образцы продукции, выпускаемой в то время заводом, аккуратно расставлены на стеллажах в архивном помещении ПТО, и мне было очень интересно с ними ознакомиться.
 
Рассматривая их, я обратил внимание на кирпич, лицевая поверхность которого украшена размашистой росписью «А. Власов. 1952 год».
 
Я заинтересовался этим и спросил у Юрия Михайловича Быстрова, работавшего тогда главным технологом, что стоит за этой надписью.
 
Вот что я услышал от Юрия Михайловича, хорошо знающего историю предприятия, прекрасного рассказчика: 
 
«В том далёком 1952 году завод «Керамблоки» очень лихорадило от большой номенклатуры выпускаемой продукции, из-за этого шёл повышенный брак, достигающий в некоторых случаях 40% и более.
 
Это было обусловлено тем, что каждый вид изделий требовал индивидуальных температурных режимов, достигнуть которых в туннельных печах было практически невозможно.
 
Всё это приводило к срывам поставок продукции на многочисленные стройки Москвы, которая в то время интенсивно застраивалась. Курировал тогда московские строительные объекты первый секретарь МГК ВКП (б) Никита Сергеевич Хрущёв.
 
Обеспокоенный срывами, он принимает решение разобраться с проблемой на месте, и в 1952 году в сопровождении главного архитектора Москвы Александра Васильевича Власова и проектантов посещает Кудиновский завод керамических блоков.
 
Ему подробно изложили проблемы, которые в то время испытывал завод. Когда шли по главному проходу облицовочного цеха № 1, делегация остановилась у стенда с образцами выпускаемой продукции, и Хрущёв сказал Власову, чтобы он внимательно ознакомился с ними и выбрал тот минимум, который был необходим для строительства.
 
Архитектору показали несколько образцов кирпича, и Власов указал на двойной кирпич ОС–2. Тогда Хрущёв с присущей ему оригинальностью достал из кармана авторучку и заставил Власова поставить свой автограф прямо на кирпиче.
 
После этого он дал несколько ценных указаний и, пожелав всем успехов в выполнении государственного плана, укатил.
 
Спустя несколько дней заводчане узнали, что к ним прибывает новый директор. Вышестоящие чиновники решили подстраховаться и укрепить руководство, как это часто практиковалось в то время.
 
Вместо строителя Санковского был назначен опытный керамик Борис Иосифович Филимонов, работавший долгое время главным инженером керамического завода в подмосковных Катуарах.
 
Внимательно разобравшись со спецификой производства, новый директор принимает решение о дополнительном строительстве цеха по производству шамота, получаемого в шахтных печах.
 
Реализация этого мероприятия положительно отразилась на качестве продукции. В 1953 году цех по производству керамических труб был построен.
 
Для повышения профессионального уровня работников «Керамблоков» по инициативе Филимонова в 1955 году на территории завода открывается Кудиновский индустриальный вечерний техникум (КИВТ), сыгравший неоценимую роль в решении кадровых проблем, остро стоявших в то время перед предприятием.
 
Первым директором КИВТ была назначена Ирина Ильинична Мешке.
 
В период руководства Бориса Иосифовича Филимонова начинается активная жилищная застройка Электроуглей, сооружается новое здание школы № 65,  принимается решение о строительстве ДК «Керамик» и других строительных объектов из собственного кирпича». 
 
Иван Иванович Жаров, бывший главный инженер проекта «Керамблоков», в беседе со мной подтвердил достоверность визита
Н.С. Хрущёва на наш завод, сказав при этом, что он был в составе его делегации от проектной организации и что Б.И. Филимонов своим назначением обязан именно визиту Хрущёва. 
 
Галина Борисовна, дочь Бориса Иосифовича, любезно предоставила мне фотографии и показала награды отца, среди которых и медаль «За оборону Москвы». По её рассказам, эта медаль напоминала осень 1941-го, когда  немецкие полчища стояли у ворот Москвы, почти рядом с керамическим заводом в Катуарах.
 
Борис Иосифович, будучи главным инженером этого завода, получил приказ о его минировании и с большим волнением ждал команды на ликвидацию завода. Но, к счастью, этому не суждено было осуществиться.
 
Позже, в шестидесятые годы, Борис Иосифович долгое время возглавлял научный коллектив ПКБ «НИИСтройкерамика» в городе Железнодорожном, где проработал до ухода на пенсию.
 

 

На снимках: Николай Иванович Лёвин (1930–1999 гг.), Борис Васильевич Маньков (1923–2004 гг.), Борис Иосифович Филимонов (1910–1989 гг.)​,
главный архитектурный фрагмент фонтана 
 
Фото из семейных архивов Филимоновых, Маньковых, Лёвиных.
 
Юрий ГОВОРКОВ