Память о той войне не отпускает 

Из афганского альбома

Много ли мы знаем о тех, с кем живём, работаем бок о бок? Бывает, рабочую сторону жизни человека, которая на виду, знают все.

Но вдруг случайно мы узнаём ещё об одной стороне, о которой он предпочитает умалчивать, вернее, не хочет вспоминать.

Как, например, наладчик цеха № 2 Ногинского завода топливной аппаратуры Раис Кавсарович Сагитов.

Его фамилия значится в заводском списке «афганцев».

...Жил он тогда в Башкирии, в деревне Аургазинского района. Отучившись два года в техникуме, в 1981 году ушёл в армию. Попал в погранвойска.

В Прибалтике учился в сержантской школе. Оттуда – в Туркмению, где их основательно готовили к отправке в Афганистан.

–  Страшно было, когда узнали, где будете служить?

– Нам, молодым, было, скорее, интересно – столько всего нового! – говорит Раис Кавсарович. – А о страхе не думали. Да и не знали толком, что это такое.

– Афганистан. Учения были приближённые к боевым. Разглашать, куда нас готовят, запрещалось. С нас и подписку взяли.

Даже родители не знали, где я. Адрес у нас был туркменский, на него и письма приходили.

В январе 82-го сержант Сагитов, командир гранатомётного взвода, вместе с другими тремя товарищами по сержантской школе пересёк границу.

В городе Шибарган он прослужил год и 8 месяцев. Они охраняли нашу границу со стороны Афганистана.

Разведчики давали данные: сколько в таком-то населённом пункте залегло душманов.

– Нам ставили задачу, мы отправлялись туда и вместе с афганскими солдатами прочёсывали местность, ликвидировали банды, что называется, проводили «зачистку». Сопровождали и грузы.

Бывало, поднимались в горы на высоту свыше 3500 метров над уровнем моря, так что перехватывало дыхание.

Физически он был крепким парнем. Деревенский, молодой. Да и в сержантской школе получил закалку.

Хотя было там очень тяжело и не все выдерживали.

Кого-то оставляли в школе инструкторами, кого-то, кто послабее, отправляли в хозяйственный взвод, ещё куда-то. Самых-самых – в Афганистан.

К тяжёлой армейской жизни приучали уже в сержантской школе. Не только учились, но и охраняли Финский залив.

С раннего утра до позднего вечера – учёба, учёба, учёба... Не только теоретические занятия. Стрельбы, бег, преодоление полосы препятствий...

Ночью – учебная тревога (но заранее о том, что учебная, никто не знал): «Застава, в ружьё! Нарушение государственной границы!» По лесу, по болоту (бывало, по шею в воде) преследовали «нарушителя».

Пострелять Раису довелось из всех видов оружия. Освоил много разной техники и за водителя порулил.

Такие разносторонние практические навыки не раз выручали в критической ситуации уже там, в Афгане.

Ранен товарищ или убит, а боевую задачу выполнять надо, вот и приходилось заменять. Взаимовыручка – это отдельная тема.

Без неё в боевых условиях никуда.

Наша русская деревня и афганский кишлак – вещи совершенно разные. Там кругом стены, и всё прочесать не так-то просто.

За каждым углом может таиться опасность. И важно, чтобы тебя кто-то прикрывал. Иначе – смерть.

Пули Раиса, слава Богу, обходили стороной. За всё время службы в горячей точке ни одного ранения!

Но не все были такими везунчиками. Приходилось и товарищей терять...

– Был такой случай в нашей спецгруппе из 350 человек. Один парнишка поехал в Союз на похороны отца.

А когда вернулся, в тот же день погиб при выполнении боевого задания.

Страшно даже представить состояние матери, когда она получила известие о смерти сына, тем более что только-только потеряла мужа...

И порох вдоволь понюхали, и пули свистели над ухом. Вот когда юнцы, знавшие о войне разве что из рассказов, книг и фильмов, поняли весь её ужас.

Домой Раис вернулся в 1983-м, прослужив сверх срока три месяца: обучал новичков, которые пришли на замену отслужившим. 

– Первое время, когда нас отбирали, обучение в Союзе длилось несколько месяцев, а когда нас меняли, рядовых в Афганистан отправляли практически сразу после приказа, наскоро обучив пополнение.

Видимо, людей не хватало. Хотя подготовка значила очень много. В боевом расчёте было четыре рядовых, водитель и командир.

И если хоть одно звено из этой цепочки выпадало (кто-то был ранен или убит), боевую задачу было выполнить сложно.

И чтобы не сорвать её, каждый должен был быть готов заменить товарища. Приходилось и по сопкам лазить.

Ящик со снарядами весил 65 килограммов и килограммов 60 – СПГ–9 (противотанковый гранатомёт).

Только для того, чтобы всё это перетаскивать по сопкам, силы нужны были недюжинные.

У Раиса Кавсаровича сохранилась фотография нашей колонны, сделанная тогда с одной из сопок.

Высота, на которой был снимающий, такая, что машины и люди внизу маленькие, как муравьи.

Интересно, что фотографировать им в то время было строго запрещено, так же, как и дембельские альбомы вести.

Но они всё-таки ухитрялись снимать, хоть и немного, более того, сохранять эти снимки, переправлять в Союз. 

И ещё один интересный момент: знаков различия на военной форме у служивших в Афгане не было.

Среди ужаса войны молодых в общем-то ребят спасали мысли о доме и письма из дома, которые приходили на адрес в Туркмении.

Много писем писали домой. Шли они долго. Пока отправят в Союз, пока проверка...

Поскольку родные не знали, что они служат в Афганистане, приходилось приврать: мол, служу на границе, так и так.

– А матерям много и не надо. Главное, что жив и здоров, кормят хорошо, – рассказывает Раис Кавсарович.

– Сказал я всю правду, только когда вернулся. Мать плакала, ругала, что обманул. Я объяснил, что не мог иначе.

Потом успокоилась и сказала: «Ну, слава Богу, что живой домой вернулся!» Мама у меня такая, что даже когда на рыбалку собирался, переживала, а тут...

Об афганской странице в своей биографии Сагитов вспоминать не любит. Больно... Но память не отпускает.

Признаётся:

– Когда в 83-м пришёл домой, закрою глаза и снова вижу страшные картины. А в Афганистане после одной страшной боевой операции неделю не мог заснуть.

Знаю случаи, когда «афганцы», насмотревшись всякого в ту войну, спивались. Чтобы забыть, заглушить боль. Хотя это, конечно, не выход.

Но всё забыть невозможно, хоть и очень хочется. Он помнит друзей, с которыми воевал, павших и живых, которые прикрывали его, которых прикрывал он.

В его дембельском альбоме есть их адреса. Напоминают о том страшном времени и немногие фотографии.

А ещё записи в афганском блокноте – со стихами и песнями об Афганистане, отзывами о нём командиров, добрыми напутствиями тех, с кем съел пуд соли, с кем терял друзей и находил...

Раис Кавсарович Сагитов награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Наталия РЯБИНА. Фото автора и из семейного архива