Письма из Ногинска

К 70-летию Великой Победы

Бегут года, но неизгладима память о героях самой кровопролитной в истории человечества войны – Великой Отечественной. Целью фашизма были мировое господство, покорение и массовое истребление других народов. В победу над ним наша страна внесла свой решающий вклад и понесла самые большие потери. Это сухие строки из школьных учебников истории.

Но о войне написано и много замечательных художественных произведений. В каждом – своё видение событий. А еще они запечатлены в дневниках, письмах, воспоминаниях, и это живая история. Многие письма прошли дорогами войны, не раз перечитывались и хранились как самые дорогие реликвии.

На снимке приведён фрагмент письма одного из наших земляков, вчерашнего школьника, выпускника школы имени Г. Короленко того рокового 41-го года, Николая Григорьевича Хандрикова – будущего участника войны, полковника, одного из тех, кому мы, да и весь мир, обязаны настоящим, перед кем мы в неоплатном долгу.

Письмо написано близкому школьному другу – моему дяде Валентину Сергеевичу Лихачеву, тогда уже курсанту лётного училища. Николай же пока только мечтал о фронте. Для меня мой дядя не только участник войны, но и прекрасной души человек, который делился своим боевым довольствием в самый страшный голод, когда мама осталась одна со мною на руках.

Многие из тех, о ком рассказывается в письме, жили в деревянных домах для врачей на территории 1-й Советской (Центральной) больницы и близрасположенных домах.

Да и сам Ногинск был тогда в основном застроен уютными частными деревянными домами, преимущественно дореволюционной постройки, в окружении лесов, лугов, чистых речек.

Это был город, который они знали до мелочей, бесконечно любили и защищали. Асфальтированных и просто мощёных улиц почти не было, да и зачем они нужны, если машины были редкостью. А профессия шофёра была в ту пору не только престижной, но и крайне важной для фронта.

Судьбы выпускников школы имени Г. Короленко сложились по-разному. Кто-то практически без всякой подготовки вскоре оказался на самых опасных участках фронта и погиб в числе первых. Кто-то был направлен в военные училища, один из них, Олег Недогадников, даже продолжил учебу в московском институте – страна верила в победу и мирное будущее.

Имена погибших выпускников записаны на памятных досках. В школе имени Г. Короленко их 52. Во дворе школы им установлен памятник. Автор – выпускник школы Сергей Терехов.

Напомним, газета «Волхонка» ранее в статье «Скажи, кто твой друг» (выпуск от 28 июня с.г.) уже рассказывала об этой замечательной когорте выпускников школы имени Г. Короленко. Упоминалось в ней и о Николае Хандрикове.

Несколько слов о его семье. Дед – потомственный дворянин, до революции – главный врач Яузской больницы для чернорабочих в Москве. Отец, Григорий Васильевич Хандриков, заведующий хирургическим отделением 1-й Советской больницы, организатор его качественного переоснащения, кандидат медицинских наук, автор ряда научных трудов, заведовал медицинской службой передвижных госпиталей, заслуженный врач РСФСР, награжден орденом Ленина.

Когда в 1953 году Григорий Васильевич ушёл из жизни, прощание с ним проходило в драмтеатре, провожать его вышел весь город, многие приехали из дальних концов страны. Одна из сестёр Николая стала доктором медицинских наук, другая – учителем. Всем с детства было привито стремление к труду и знаниям, всех воспитывали так, чтобы они были достойными гражданами своей страны.

Но вернемся к самому письму и вчитаемся в его строки.

«Начну с себя. Ты, наверное, слышал, что я окончил автошколу и поступил работать на завод «Грампластинка». Работал полтора месяца грузчиком и стажёром. Мой рабочий день начинался с половины шестого утра.

Наскоро пил чай и уходил на работу. Стажёр должен управлять машиной под руководством шофёра, но у нас на заводе стажёр – это грузчик, который чистит машину, помогает шофёру и в то же время выполняет свои обязанности по погрузке...

Я быстро освоился, побывал раз десять в Москве и Солнечногорске. Но вот прошли эти полтора месяца. После экзамена получаю права шофёра 3-го класса. Итак, второй этап моего пути после школы Короленко окончен. Победа за нами!

Мне предлагали поехать работать в Сибирь, но я отказался. Не было смысла уходить в армию оттуда. Я лучше пойду служить из дома, где меня смогут проводить и мама и папа. Как только рассчитался с завода, зашёл в военкомат. Там мне посоветовали поступать в авиатехническое училище. Я согласился. Едут из Ногинска 15 человек… Мы едем в Иркутск.

Дорогой Валентин, был у твоего папаши. Он чувствует себя ничего. Особенно хорош твой племянничек Юрка. Бойкий малый и кричит только одно слово «дядя», очевидно, что дядя-то у него один и нужно ему первому оказать почесть.

Папаша передаёт тебе привет и крепко целует. Люся поступила работать. (Видимо, читатель уже догадался, что папаша – это мой дед – учитель Сергей Сергеевич Лихачёв, Люся – моя мама, а племянничек Юрка – я сам – Ю.И.).

Теперь о городе и о девчатах. Город всё такой же, как и был. Ни один гость с неба нас ещё не навещал. С продуктами туго, но, думаю, как-нибудь прорвемся… Занятия во всех московских институтах закончились давно, и многим девчатам пришлось из Москвы идти пешком или ехать на военных машинах.

Из девчат почти никого не видел. Только Веру Титову, Будалову и два раза в кино Bopoпаеву, Кошкину, Грачёву и Рябцову. Но говорить с ними не пришлось. Манюшу тоже очень давно не видел. Из близких тебе ребят в Ногинске остались только я, Олег (Олег Анатольевич Недогадников – Ю.И.), Гаврила, Сомный и Бикет. Остальные все в армии.

Недавно провожали Николая Крашенинникова, Вовку Трусова и Коробка. Николай дошёл пешком до Владимира и сейчас идёт на Суздаль и далее. До Владимира он натерпелся столько мук, сколько не было за всю его жизнь. Но потом стало гораздо легче и с ходьбой, и с питанием. Провожал я его с Олегом на автомобиле и на прощанье хорошенько покатал.

После этого Доктор решил заняться автомобилем (Доктор – школьное прозвище Николая Аркадьевича Крашенинникова, он погиб под Ленинградом в 42-м, его младший брат Валерий – будущий выдающийся советский учёный микропалеонтолог – Ю.И.) Взял у меня учебник и прочитал его. Теперь хочет учиться управлять. Таня Калитиевская находится где-то недалеко от тебя, в Киргизии.

Уехали они туда всей семьёй вместе с Тимирязевским госпиталем (Николай Николаевич Калитиевский, отец Тани, долгие годы был главным врачом 1-й Советской больницы, в годы войны – начальником госпиталя, в том числе размещавшегося в здании Ногинского педагогического училища им. Тимирязева – Ю.И.).

Дорогой Валя! Пиши мне на Ногинск. Наши пока здесь, а если я уеду, то они письмо твоё мне перешлют. Пока, до свидания, крепко целую. Николай Хандриков.»

В маленькой фронтовой записной книжке моего дяди сохранились имена и адреса его товарищей – Николая Хандрикова, Николая Крашенинникова (погиб), Олега Недогадникова (будущего геолога), Льва Ланге (погиб), Владимира Говорова (его мать Мария Тимофеевна Гришаева – первая в Ногинске заслуженная учительница), Василия Смирнова (будущего подполковника). Остальных, к сожалению, я не знаю. Первыми, кстати, в записной книжке указаны родители, они – связующая нить и с домом, и с друзьями.

Хочется еще привести последние строки новогоднего письма моему дяде Валентину Лихачеву от его отца – учителя Сергея Сергеевича: «...Целую, о нас не беспокойся, возвращайся героем-победителем, усердно и честно служи Родине, защищай её от фашистов, истребляй их без всякого сожаления, будь храбрым... Пиши чаще. Любящий тебя папа. 10 часов вечера. 1/1 42. Ногинск».

НА СНИМКАХ: фрагмент письма Николая Хандрикова; памятник учащимся и учителям школы имени Г. Короленко, павшим на полях Великой Отечественной (сооружен по проекту выпускника школы Сергея Терехова).

Юрий ИВЛИЕВ